September 21st, 2011

Ersh

Война брендов. По правилам голливудской драматургии

Ну все, пиздец. приехали. Питерская Война воюет с московской за бренд. Поливает ее грязью. объявляет "подментованными". Наезжает на Таню Волкову, рискнувшую показать московскую, неканоническую, на "Медиаактивизме". Жалуются на них в Лигу Наций, для чего накатали маляву на языке вероятного противника.
 Питерская - это раскрученная, которая хуй на мосту, машины перевернутые и обливание мочой милиционеров. она же неподкупная, она же премия Кандинского и прочая. Московская - это которая зацеловывание милиционерш и сбор средств на гаишников. Когда-то они были одним целым....
Война за бренд началась еще когда Плуцер грубо наехал на Антона Николаева, стоявшего у истоков уличного акционизма и видевшего все собственными глазами. Конечно, новому разработчику бренда надо было оттеснить предыдущих, чтобы не портили Легенду Бренда. Я настолько тогда охуел, что тогда сам сдуру вписался в их диалог.
Легенда Бренда выписывалась классически - одни главные персонажи прям по прописям - Романтический герой с Возлюбленной (Вор с Козленком), трикстер-Санчо Панса - Леня Ёбнутый. Мудрец-Гэндальф, раскрывающий смысл происходящего - Плуцер. Только они подаются режиссером крупно, с фото-видео - остальные - массовка, наделенными кликухами - "активист Писька", "активист Сиська" "активист Жопа" или там чо-то типа этого. Им дано право только коллективно травить, поддерживать и негодовать. 
Это я все к тому, что в тусовке раздаются голоса - ну типа, примиритесь, хва.
Не помирятся. Любая замечательная группа, будь то "Битлз", "Бубновый валет" или "Война" - проходят через стадии прекрасного зарождения, буйного цветения, плодоношения, и загнивания. Я это проходил на примере нашей панк-группы. Мы правда, развалились примерно на стадии завязи, гы. В прямом и переносном.
Плуцер появился  Войне примерно на стадии первых цветочков. но стало понятно. что именно он готов довести ее до плодов. Опыт политтехнолога и лингвиста ему тут на руку. Любая хуйня вокруг группы распиаривалась до небес. Любой пост за или против шел в копилку. Андерграундная группа, не приемлющая социума становилась его героем. Ежедневно офисный планктон тупил в журнал Плуцера с надеждой ожидая новых лулзов. Но если драматург наш Гэндальф сносный, то литератор - хуевый, и его длинные неуклюжие высокопарные сентенции. где он в одном абзаце мечтает пойти как офицер в эполетах и тут же умереть под красным флагом, уже всех подзаебали.
Согласно голливудскому сценарному рецепту, на определенном этапе, после первых успехов, герой должен уйти в полный даун, растерять все, и вернуться обратно, вооруженный новым знанием, преображенный, и так посрамить Главного Монстра до полного немогу. Короче, отсидка Воротникова, как бы ее ни воспринимали участники процесса, драматургически была абсолютно по канве.
Однако вдруг началось непонятное. Какая-то премия Кандинского, помощь политзаключенным, какие-то бутылки с мочой, вся эта абсолютно нехудожественная муйня... Короче все куда-то ушло в пшик.
То-ли прав Шаламов, что в отличие от литературной, настоящая тюрьма ничему не учит, а еще вернее - ребята-то из Войны - реально не художники, им дан талант и энергия, а мало-мальского понимания сути  и структуры художественного процесса у них нет. Поэтому геройствуя в одном, они садятся с размаха в набултыханную чужими жопами лужу. Вместо того, чтобы работать (а от них уже полгода что-ли мы ничего внятного не видели), они ввязывются (вернее их втягивают) в очень некрасивую эстетически историю.
После этого всего никакие группы не соединяются. Кончилось искусство, а ремесла так и не набрались.
Не, а вы правда думаете, что там еще что-то возможно?
Но, кстати, бренд, можно после удачного ребрендинга продать...