November 5th, 2006

Ersh

Жил человек рассеянный.

Вслед за xiemingпробороздил просторы отечественной литературы, и совершил такое же открытие

Collapse )
Так известный всем детский стишок, на поверку оказался дзенской историей, рассказанной мудрым и умелым сказочником.
Надо понимать, что в душной атмосфере СССР, прямая проповедь буддизма была немыслима, поэтому автор прибегал к шифрам, легко расшировываемыми посвященными, однако, судя по всему, безвозвратно исчезнувшими в круговороте репрессий. Архитектоника текста характерна для большинства буддийских произведений  – разбивка текста на взаимосвязанные строфы-гатхи, после которой идет рефреном некая периодическая словесная конструкция, призванная усилить значение понятого.
 
Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!
 
(ср. периодические формы в Ваджрачхеддика-праджняпарамита сутре, Алавака сутте и пр.)
 
Итак:
 
Жил человек рассеянный
На улице Бассейной.
 
Мы встречаем нашего героя в состоянии крайней неосознанности, потерянности. Он еще не понимает корня своих страданий.
Конкретный адрес происходящего призван подтвердить историчность случившегося.
(ср. конкретные указания на место действия в большинстве Сутр).
Далее следует подробное описание неправильных действий, к которым привело омраченное состояние сознания героя.
 
Надевать он стал пальто -
Говорят ему: "Не то!"
Стал натягивать гамаши -
Говорят ему: "Не ваши!"
 
Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!
 
Вместо шапки на ходу
Он надел сковороду.
Вместо валенок перчатки
Натянул себе на пятки.
 
Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!
 
Далее следует упоминание о том, что в сознание героя происходит осознание своего поведения как неправильного, и возникает желание прервать цепь перерождений:
 
Однажды на трамвае
Он ехал на вокзал
И, двери открывая,
Вожатому сказал:
 
"Глубокоуважаемый
Вагоноуважатый!
Вагоноуважаемый
Глубокоуважатый!
Во что бы то ни стало
Мне надо выходить.
Нельзя ли у трамвала
Вокзай остановить?"
 
Несмотря на очевидную подмену причины-следствия (вокзал-трамвал), Рассеянный получает от некоего Наставника (Вожатый) инициацию, и возможность войти во Врата Дхармы.
 
Вожатый удивился -
Трамвай остановился.
 
Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!
 
Многим из нас, кто впервые переступал порог Дхармы, знаком этот момент «остановки трамвая». Кто-то называет это передачей без слов, кто-то – осознанием ригпа, кто-то просто так отмечает встречу со своим истинным Мастером.
Далее описанная ситуация, также знакома всем, кто впервые ступал на скользкий пол додзе. Ты волнуешься, ты неуклюж, не умеешь правильно сесть, путаешь ритуал, и  во время еды хватаешь чашку раньше Мастера.
 
Он отправился в буфет
Покупать себе билет.
А потом помчался в кассу
Покупать бутылку квасу.
 
Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!
 
Но тем не менее ты уже пришел, и тебе ничего не остается, как начать практику.
Вот как поэтично, и одновременно точно, описыват дзадзен Самуил Яковлевич Маршак:
 
Побежал он на перрон,
Влез в отцепленный вагон,
Внес узлы и чемоданы,
Рассовал их под диваны,
Сел в углу перед окном
И заснул спокойным сном..
 
Что тут узлы и чемоданы? Конечно же это жизненные проблемы и багаж прежних знаний, которые надо оставить за порогом додзе.
 
"Это что за полустанок?" -
Закричал он спозаранок.
 
- Вопрошает адепт
 
А с платформы говорят:
"Это город Ленинград".
 
Странный ответ. Ничего не понимаю. Поищу-ка я еще немного…
 
Он опять поспал немножко
И опять взглянул в окошко,
Увидал большой вокзал,
Почесался и сказал:
 
 
Начинаются первые галлюцинации. Может это уже нирвана? Может Будда?
 
 
"Это что за остановка -
Бологое иль Поповка?"
А с платформы говорят:
"Это город Ленинград".
 
Учитель непреклонен.
Но и ученик упорен в практике.
 
Он опять поспал немножко
И опять взглянул в окошко,
Увидал большой вокзал,
Потянулся и сказал:
 
"Что за станция такая -
Дибуны или Ямская?"
А с платформы говорят:
"Это город Ленинград".
 
 
И вот он, катарсис! Прежние понятия перевернуты и отброшены. Сансара – это Нирвана, а Нирвана – это Сансара:
 
Закричал он: "Что за шутки!
Еду я вторые сутки,
А приехал я назад,
А приехал в Ленинград!"
 
Все. Уже никто никуда не идет. Конец автор оставляет открытым:
 
Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!
 
Или это указание на то, что горы снова горы, а реки – снова реки?</div></>